Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Облако тегов
Авторизация
Популярное
Наш опрос

Оцените работу движка [?]

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился

Член правления Ассоциации Интернет-евангелистов, известный христианский журналист и издатель Павел Левушкан недавно ответил на вопросы редактора беларусского христианского портала Belarusnews.ru Евгения Мильто. В итоге получился интересный диалог двух профессионалов христианских медиа.


Первая обязанность прессы – добывать самые свежие и самые точные сведения о происходящих событиях и немедля публиковать их, чтобы они стали достоянием всей нации. Редактор “The Times”. Есть мнение, что журналистика не бывает секторальной, она или плохая или хорошая, качественная. “Религиозная журналистика” , условно обозначим это так, живет по тем же правилам что и светская?

В идеале наверное должно быть так. Но, к счастью или сожалению, так не происходит. Строго говоря, журналистика как таковая в христианском сообществе отсутствует. Есть некоторое количество хороших корпоративных изданий, есть неплохие пропагандистские ресурсы, появляются первые новостные сайты. Но журналистики в широком смысле слова нет. Только отдельные ее проявления и то в зачаточном состоянии.

В отличие от светской журналистики, христианские СМИ связаны огромным количеством внутренних и внешних ограничений. Прежде всего, это корпоративные обязательства. То есть ты не можешь писать о недостатках, или проблемах в той конфессии, которая контролирует твое издание. Даже, если ты понимаешь, что отсутствие диалога – ведет к еще большему кризису. А так как конфессиональное издание освещает в основном жизнь конкретной церкви, то получается, что и критиковать некого, и писать за исключением панегириков и рекламы персонального «помазанника» не о чем.

Во-вторых, даже если мы говорим о независимых СМИ, остаются еще обязательства перед рекламодателями. Поднял ты нелицеприятный факт о харизматической крупной церкви, и это сразу же отразится на рекламных поступлениях. А так как пока еще светские рекламодатели с недоверием и опаской относятся к религиозным СМИ, приходится постоянно балансировать между точными сведениями, беспристрастным анализом и политкорректностью. И это касается абсолютно всех.
В итоге мы имеем ситуацию: церковь в кризисе, евангелизация захлебнулась, в некоторых странах церковь сотрясают цунами скандалов – а обсуждения путей выхода нет. И даже если где-то появляются «альтернативные» точки зрения, достаточно пять минут подумать, чтобы понять, кому эта публикация была выгодна, кто заказал. То есть опять-таки объективности нет.

Еще одна проблема – у нас практически нет информационно-аналитических СМИ. Буквально по пальцам можно пересчитать. Большая часть христианской прессы работает либо на корпоративный пиар, либо выполняет пропагандистские функции. Причины все те же: отсутствие светских рекламодателей, либо конфессионального-неангажированного бизнеса, и чрезвычайно малая аудитория. Тиражи даже ведущих газет и крупнейших христианских порталов сравнимы с аудиторией популярного блога.

Но если блог ведет один человек, и он может прожить на получаемые рекламные отчисления, то портал, или газета – это труд целого коллектива. Этот коллектив нужно кормить, платить налоги, тратиться на связь, транспорт, командировки и так далее. В противном случае трудно получить качественный продукт. И если вы меня спросите, удается ли это мне – я скажу: «К сожалению, нет!». Хочу, но пока не получается. Ждем, пока кончится финансовый кризис. Удается ли кому-то в русскоязычном пространстве? Ответ тоже будет отрицательным.

Следует признать факт, у нас вообще нет СМИ в классическом смысле этого слова. Есть пара более-менее интересных новостных сайтов с независимой позицией, таких, как Портал-Кредо, РИСУ. Если же говорить о полножанровой журналистике, то тут просто пустота. Даже удивительно, что до сих пор не появился крупный инвестор, который собрал бы качественную команду и сделал что-то вроде Beliefnet на западе.

Свобода слова и моральные ограничения. Где у тебя проходят эти границы?

Пора научиться сегментировать издания. Есть СМИ направленные на неверующую аудиторию, у них совершенно иная задача. Это пропагандистские проекты, которые строятся по совершенно своим законам. И есть СМИ для верующей аудитории. И вот здесь, я уверен, ограничение должно быть одно: говорить только правду. Даже если эта правда может стоить кому-то карьеры, или разрушит чью-то общину, или просто принесет неприятные переживания. СМИ – по сути дела общественный контролер для церкви. Без независимого взгляда пасторы бронзовеют и теряют сначала трезвомыслие, а затем и чувствительность к Духу Святому. К сожалению, скандалы и кризисы сопровождают жизнь церквей на постсоветском пространстве. Не только новых, но и вполне себе традиционных. И одна из причин возникновения этих цунами – выплеснувшееся напряжение. Если бы в церкви была свобода обсуждения проблем, либо прихожане и служители могли посмотреть на себя со стороны глазами прессы – вполне вероятно, что многие проблемы были ликвидированы еще в зародыше.

СМИ не только выражают, но и формирует мнение народа. Какая степень влияния религиозной прессы на общество? И как должно быть? Имеет ли церковь право выражать свое мнение не только по социальным вопросам, но и о политике, экономике?

Степень влияния на общество минимальна. А вот влияние на экспертную среду есть, и это как раз та целевая внешняя аудитория, на которую следует ориентироваться христианским СМИ. Народ читает немного другие издания, несколько другого культурного уровня, что ли. Мы не рассказываем о десяти способах достижения оргазма, или о способах производства наркотиков из домашней аптечки. У нас нет ничего о любовницах депутата N, или о расчлененных трупах под мостом. Мы народу не интересны.

А вот думающей аудитории, которая в России – безусловное меньшинство, мы можем дать пищу для размышлений. Хотя бы тем, что расскажем о существовании таких странных людей, как инославные христиане в России. Да еще и напишем о том, что эти экзотические создания имеют собственную точку зрения по основным вопросам, волнующим общество. И, кто знает, можно быть наши мысли будут достаточно плодотворными, чтобы повлиять на общество. Но не через народ, а через его думающий и сознающий себя орган – интеллектуалов. С сожалением вынужден признать, что в какой-то степени к этому идеалу приблизились пара-тройка изданий, таких как РИСУ, Религаре, новый проект религиоведа Ивара Максутова Религо – наверное и все.


Нужно ли церкви заботиться о своем имидже и репутации?

Да, безусловно, как и любой другой организации. Нам приходится консультировать пасторов и церкви в трудных ситуациях, проводить антикризисный PR. И основные проблемы везде одни и те же.

Лучший инструмент для сохранения доброй репутации – быть открытыми и не давать повода для возникновения слухов. Светская пресса ведь часто выполняет работу христианской и находит «жареные факты» о бизнес-деятельности пастора, или еще какие неприглядные аспекты церковной жизни. Поэтому быть открытыми для журналистов, показать, что вам нечего скрывать и вы готовы ответить на любые возникающие вопросы, очень важно.

Неплохим инструментом формирования репутации может стать блог пастора, активность церкви в социальных сетях, в том же твиттере. Современные люди, прежде чем прийти к вам на служение, скорее всего «прогуглят», что пишут о церкви в сети. И здесь пренебрежение онлайновыми инструментами формирования личного бренда служители, или бренда организации может быть фатальным. Кстати, в марте у нас будет специальный онлайн-семинар на эту тему, желающие могут узнать о нем из новостей на портале Baznica.Info.

Если против церкви развязана кампания по дискредитации, то стоит не жалеть денег на привлечение специалистов по PR. Хорошо, если это будут люди, знакомые с вашей конфессией и ее особенностями. Еще одним неплохим способом может быть приглашение негативно настроенных журналистов к диалогу. Можно предложить встретиться на неитральной территории и ответить на любые, даже самые острые вопросы, с цифрами и фактами на руках. Далеко не всегда негативные публикации являются откровенной «заказухой», часто журналист уверен, что делает доброе дело и спасает людей от тлетворного влияния «секты».

Разумеется, есть и другие инструменты, но все советы будут бесполезны, если в вашей церкви действительно есть злоупотребления, пастор нечист на руку, а атмосфера настолько авторитарна, что реально ломает жизни и психику людей. В этом случае никакой PR не поможет, надо в консерватории что-то менять.

Насколько, на твой взгляд, церковь должна быть открыта перед обществом? Что не может стать достоянием общественности?

Вопросы, которые могут разрушить личную жизнь человека должны оставаться за кадром. Церковь ведь не тусовка праведников, а больница для грешников. Очень сложный вопрос – что делать, если человек оступился, упал. Особенно, если это служитель. Если внутри церкви работает баланс дисциплины и милосердия, то такие вопросы будут решаться без выноса сора из избы. Пресса обычно вмешивается, когда они НЕ решаются. То есть вопросы внутрикорпоративного управления, конечно же должны решаться прежде всего внутри общины. Кто-то впал в блуд, или оказался слаб к деньгам – надо дать человеку возможность покаяться, найти более подходящее служение в Теле Христовом и не обязательно привлекать общественность и ломать его жизнь и его личность «через коленку». Церковь это не ГУЛАГ, но об этом мы иногда забываем.



Церковные СМИ и независимая религиозная пресса. Особенности и принципы работы.

Церковные СМИ работают по тем же правилам, что и корпоративные издания, скажем в AirBaltic, или там в Газпроме. То есть они выполняют информационные функции и являются мостом между руководством церкви и многочисленными прихожанами. Это дополнительные канал коммуникации, но прежде всего вертикальный канал.

Понятно, что его аудитория ограничена членами общины, и интересующимися случайными читателями. Поэтому для церковного СМИ очень важно наладить отношения с независимыми мультиконфессиональными изданиями. В идеале, это задача PR-Отдела церкви. Но такового чаще всего не существует. Значит редактор церковного издания может составить список рассылки новостей для независимых изданий. Желательно, если такие новости будут адаптированы – то есть без излишней рекламности и восхвалений своей церкви и пастора. Если новость совсем уж интересная, ее переработают и опубликуют. Но если в тексте нет никакой полезной информации, кроме того, какой пастор хороший – она окажется в корзине для мусора. Это следует учитывать и научиться генерировать интересные информационные поводы, вместо того, чтобы бомбардировать редакции бессмысленными пресс-релизами.

Кроме массовой рассылки пресс-релизов и дайджестов новостей, следует выстраивать личные отношения с руководителями независимых СМИ. Спишитесь с ними по почте, поговорите по скайпу. Покажите, что вы живой человек, а не бездушная машина для спама.

Мне очень нравятся рассылки от сайта «Баптисты Санк-Петерурга» и от Движения Искателей Бога. Каждую из них можно ставить на сайт практически без обработки, и частота рассылки не вызывает ощущения назойливости. Новости и репортажи приходят не слишком часто, хорошо оформлены, экономят время выпускающего редактора. Вот пример, кого следует моделировать. ☺)

По моему мнению церкви, в частности в Беларуси, не имеют представления или не хотят его иметь, о важности диалога с обществом через СМИ.Стереотипы или реальные опасения, страх перед словом пресса? Где решение этой проблемы?

В тоталитарных обществах это – распространенная проблема. Церкви в таких странах привыкли прятать свою жизнь и не привлекать лишнего внимания светских властей. Они живут в информационном вакууме и просто еще не могут осознать, что мир вокруг необратимо поменялся. И то, о чем не написали в газетах, или нет в Интернете – того не существует. Альтернатива присутствию в Интернете и активному использованию СМИ одна – маргинализация. Если кому-то такая перспектива по нраву – это его выбор. скачать dle 10.2 Форекс опционы
10-02-2014, 15:30 | Просмотрело: 215 | Автор evangelist | Напечатать


Другие новости по теме: