Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Облако тегов
Авторизация
Наш опрос

Оцените работу движка [?]

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился

Запретная тема о еврейском заговоре, продолжение... стр. 137-138
масонства нередко подчеркивают, что оно явл., ПОМИМО всего прочего, "грандиозным союзом-взаимопомощи и протекции", как выразился один русский писатель, - наблюдавший масонство в эмиграции.
Совпадение личного корыстного интереса с клановым корыстным интересом явл. могучим организующим началом для личности: без всяких формальностей, как бы инстинктивно, она ведёт себя именно так, как того требуют интересы клана. И чем этот клан влиятельнее, тем крепче связывает себя личность с его интересами, понятиями и правилами поведения.
Уже само наличие клана подразумевает деление всех людей на "своих" и "чужих" со всеми последующими их подразделениями на более посвящённых в закулисные дела и менее посвящённых, на более влиятельных и мене влиятельных, на более опасных для клана и менее опасных и т.д. Исходя из своих собственных интересов, каждый член клана становится фактически его агентом, заинтересованно обнюхивающим всякого человека - чем он дышит? "наш" ли? и может ли стать "нашим"? и в какой степени? каковы его возможности? с кем связан? есть ли слабые места? чем можно купить? чем запугать? и т.д. В клане невозможно функционировать без постоянной взаимоподдержки и постоянного взаимо-контроля, который позволяет чутко распознавать всякую возникающую опасность для клана со стороны его же членов и своевременно её ликвидировать. А глубокозаинтересованное разведывание наружной обстановки позволяет со знанием дела вырабатывать нужную линию поведения и осуществляй конкретные операции.
Важнейшей задачей бюрократии, от которой зависит само её существование, явл. постоянная борьба за упрочение и увеличение собств. власти. Поэтому продвижение "наверх" своих людей и оккупация ими всех по возможности управленческих позиций, в особенности важнейших, явл. такой же необходимостью, как и выживание с этих позиций всех чужаков, в первую очередь наиболее опасных для клана, с полнейщей их, по возможности, дискредитацией и окончательным выведением из строя.
Из сказанного ясно, что двойничество и высокоразвитая способность к мимикрии должны быть характерными чертами бюрократии. Здесь одно говорится публично, другое келейно, или даже не говорится вообще, как это часто практикуется в масонстве, ко только подразумевается понятливыми собеседниками. Степень откровенности дозируется в зависимости от обстоятельств и степени фактической посвящённости в те или иные закулисные дела.
Можно было бы ещё много говорить о бюрократии. И о характерном для неё комбинационном складе ума. И о её мастерстве по части интриг и провокаций. И о её искусстве прятать концы в воду и мгновенно перестраивать свои ряды, отсекая от себя скомпрометированные звенья соучастников. и о её заинтересованности в доступе к секретной, неофициальной и всякого рода специфической информации. И о её стремлении переманить на свою сторону лучшие дарования из народа. И о расплывчатости ее границ. И о её заинтересованности в неразберихе в жизни страны /от неразберихи идеологической до канцелярской/, ибо только в мутной воде она может существовать и безнаказанно устраивать свои гешефты. И о многом-многом другом.
Но и сказанного уже достаточно для того, чтобы спросить: если без всякой формальной самофиксации бюрократия способна стать столь могучей силой, то почему же ПОДОБНЫМ ЖЕ ОБРАЗОМ, т.е. без всякой формальной самофиксации, не могло стать столь же и даже ещё более могучей силой корыстное еврейство?
Оно ведь уже с первых лет после Великой Октябрьской социалистической революции, совершившейся на русской народной антивоенной волне, ок-купировало важнейшие позиции в нашем гос-ве, держась при этом, при всех своих внутренних распрях, сплочённо по отношению к глубоко чуждым русским национальным интересами сознавая русскую национальную среду как низшую по отношению к себе и опасную для себя её способностью поглотить или отодвинуть еврейство от власти. Характерна установка тех лет: "главная опасность - великодержавный шовинизм", подразумевавшая под "великодержавным шовинизмом" даже малейшие проявления русского патриотического сознания. А если еврейство сознавало русскую национальную среду как опасную для себя, то, естественно, делало все для ее скорейшей де-руссификации, т.е. для пересоздания ее на началах космополитических, которые вполне устраивали еврейство. Знаменитые слава Кагановича " Мы задерем подол матушке-России!" вполне отражают эту жажду выбить ненавистный русский дух из русского народа и наложить свою собственную печать на лик Советского государства.
Такой духовный настрой, выраженный в еврействе, конечно, по-разному / от явно и по-сионистски отчётливо в одних его представителях до смутно и по-космополитически расплывчато в других/, в силу необходимости облекался в более или менее искренние слова об интернационализме, которые, наполняясь соответствующим содержанием, не только не препятствовали еврейской агрессия против русского народа, но и покрывали её весьма успешно.
Ясно, что у корыстного еврейства /а Маркс писал, что самой основой еврейства явл. своекорыстие, см.т.1, изд.2-е,с.408/ было не меньше, а БОЛЬШЕ СТИМУЛОВ для образования "организации без организации", нежели у корыстолюбцев не-еврейских. Если силой, формировавшей бюрократию, была одна только голая корысть, лишь постепенно вооружавшаяся специфическими навыками, психологией и т.д., то у еврейства наряду с этим главным стимулом была уже с самого начала такая могучая мобилизующая и организующая сила, как выкованное тысячелетней практикой сознание единства евр. интересов, выработанная готовность к взаимопомощи в среде иноплеменников и понимание каждым почти евреем своей выгоды от такого рода солидарности, да и опыт по части закулисных дел, приобретённый в течение тысячелетии полулегальной и нелегальной деятельности среди чуждых евреям народов, был, конечно, несколько посолиднее опыта выходцев из народной среды и куда более подходил для складывания неформальной общности, отнюдь не отождествлявшей свои интересы с народными интересами.
Казалось бы, как можно порицать такое качество евреев, как их готовность помочь "своим", оказать услугу? Но вот что любопытно: в самом Израиле, как свидетельствуют евреи же, это качество -исчезает полностью и почти сразу же по пересечении израильской границы. В чём же тут дело?
Взаимопомощь, конечно, прекрасная вещь, но лишь в том случае, когда она совершается за собственный, так сказать, счёт. Если же она совершается за чужой счёт, то это уже не прекрасная вещь, а самая настоящая спекуляция чужими права-ли чужим достоянием, в Израиле с его однородной еврейской средой /арабы не в счёт, их попросту не считают за людей и не допускают в евр. жизнь иначе, как на правах илотов/ такая, казалось бы, сугубо евр. черта как склонность к взаимопомощи, могла бы реализоваться только за счёт самих же евреев, но, как оказывается, столь бесприбыльное занятие не только не привлекает евреев, но даже, похоже, вызывает у них самое искреннее отвращение. /Х/.
Понятно, что евр. взаимопомощь в странах рассеяния никогда не могла бы стать столь привлекательной для евреев, если б не приносила им существенных выгод за счёт того народа, в среде которого они обитают. Скрытное похищение чужих прав и торговля ими под видом взаимных услуг есть
------------------------------------------------------------------------------------------------------
/X/. Такая евр. черта как склонность к взаимопощи в рамках неформальной антиобщественной организации, не имея возможности проявиться в Израиле в традиционной форме взаимопомощи общееврейской, ищет для себя выход и находит его в сплоченности одной расовой группы евреев против всех остальных. Ашкенази, сефарды, йеменские, бухарские, грузинские и т.д. евреи, оказавшись в непривычной для себя евр. среде, сплачиваются совершен но по-еврейски в племенные корпорации, что свидетельствуем, конечного глубокой психологической приверженности всех евреев принципу клановой солидарности.
торговля чужими правами будет тем успешнее, чел меньше будет о ней догадываться окрадываемый народ стр. 141-142